ГИПРОНИНЕМЕТАЛЛОРУД

Или страдания  по кульману

За кульманом. Советский плакатОкончив школу, я с юношеской отвагой сдала документы на исторический факультет  ЛГУ. Провалилась. Смешно и нелепо, но об этом я расскажу как-нибудь в другой раз. Серьезная, умная реалистка — мама моей подруги – убедила нас, что лучше быть серым инженером и видеть Рубенса в Эрмитаже, чем быть искусствоведом в каком-нибудь заштатном городишке.

Так я поступила в ЛИСИ (Ленинградский Инженерно-Строительный Институт). И не пожалела об этом. Согласитесь, возведение (в моем случае – проектирование) зданий тоже творческая профессия. И хотя архитектуру советского застойного периода назвать Архитектурой можно с большой натяжкой, дома стоят и выполняют свою функцию.

Вспомнилось: после окончания школы мой учитель черчения, узнав, что я поступаю в ЛГУ, с тоской сказал: «Жаль. Такой талант чертежный пропадает!»

Вот, не пропал. Могу показать не одно здание в Питере, которое построено и по моим чертежам.

После окончания института я по распределению пришла работать в проектный институт с длинным названием ГИПРОНИНЕМЕТАЛЛОРУД. Занимались мы проектированием предприятий, занимающихся добычей и обработкой неметаллических руд. А располагалась наша контора в Михайловском замке.

Да, в историческом, мистическом Михайловском замке! Тогда он имел только статус памятника архитектуры, но музеем не был. В нем делили крышу три НИИ и Центральный Военно-морской (если правильно помню) архив.

Наш отдел занимал огромный зал, с высокими потолками и прекрасным эхом. Один наш товарищ каждое утро, придя на работу, звонил домой старенькой маме. И каждый раз весь отдел (а было нас  человек пятьдесят) наслаждался его «одесским» акцентом:

— Мама, это ты? А? Ты дома? А где папа? В туалете?…

Вы понимаете, что в то время мобильников не было. Какой он хотел услышать ответ на вопрос «Ты дома?» с телефона, установленного в квартире? Так что первая улыбка в начале рабочего дня была обеспечена всем.

Помещение было наполнено множеством столов и кульманов, рабочие места разделялись тонкими листами оргалита гораздо ниже моего роста. Поэтому все были на виду. Если бы не эти перегородки, мы сидели бы целый день, таращась друг на друга. К тому же на эти хлипкие стенки  мы прикрепляли чертежи и эскизы.

Во всех НИИ на женских кульманах красовались портреты актеров, пейзажи и прочие красивые картинки, способные украсить совсем неромантическую обстановку карандашного царства. У нас такого не было. Только на моем рабочем месте нагло ухмылялись всем несколько смешных карикатур.

Наш начальник, весьма достойный человек и прекрасный инженер, имел свой взгляд на дисциплину. Однажды, он вихрем пробежал по отделу, срывая все красивые вольности (ничего не должно отвлекать от работы!). Только у моего кульмана он остановился, достаточно долго стоял, кряхтел, и все же оставил все, как есть. Может, убоялся, что его заподозрят в отсутствии чувства юмора?

Не могу не вспомнить еще об одном человеке, знакомству с которым я благодарна судьбе.

В нашем отделе работал Алексей Михайлович Залесский. Он был ровесником (или даже старше) Брежнева, в то время уже веселящего нас своими зажеванными словами с трудом читаемыми с бумажки. В отличие от генсека Алексей Михайлович говорил прекрасно. Его политинформациями заслушивался весь отдел.

А наши с ним разговоры в курилке?! Это был кладезь мудрости, позитива (несмотря на очень трудную жизнь) и интереснейших воспоминаний. Позволю себе привести один из его рассказов.

Алексей Михайлович учился во времена НЭПа, на студенческую стипендию прожить и тогда было невозможно. Тогда были в чести разные общественные организации. В одной из них «Папа Римский русским студентам» можно было получить тарелку каши и чай с бутербродом на завтрак по студенческому билету, а тот, кто смог перекреститься, получал стакан какао.

 Мой герой подрабатывал в каком-то театре рабочим сцены, это давало возможность пообедать, а вечер проводился в обществе, которое пропагандировало новый тогда язык – Эсперанто. Те, кто отсидел лекцию до конца, получал ужин. Алексей Михайлович сетовал: «Молодые были, глупые, не слушали, читали из-под парты Дюма. А ведь можно было язык выучить!»

Рассказ, возможно, и не совсем «в тему», но ведь если бы ни этот ГИПРОНИНЕМЕТАЛЛОРУД, название которого никто не мог произнести с первого раза, судьба не подарила бы мне такое интересное знакомство…

В замке была столовая. Там не готовили, поскольку ПАМЯТНИК, а привозили из соседнего  общепитовского предприятия и только подогревали.

В столовку приходилось бегать через двор. Летом нормально, а вот зимой! Иногда для этого мы шли не через двор, а по зданию. Надо сказать, путешествие было совсем не простое: приходилось подниматься, спускаться, обходить кабинеты, которые оказывались на пути, сворачивать у закрытой двери, возвращаться «назад и в сторону», и снова подниматься-спускаться. Полторы минуты через двор равнялись десяти «посуху». Но зато по пути мы видели парадную лестницу, лепные потолки, старые двери. Очень немногое, что сохранилось от прежнего убранства замка.

Я часто говорю о шутках Вселенной, но шутки шутками, а ведь довелось мне работать в здании, которым я восхищалась еще со школьной скамьи, да и до сих пор очарована.

Ну вот, обещала страдания по кульману, а вместо этого про Замок! Возвращаюсь…

Одно из свойств моей натуры – умение находить интересное во всем. Каким бы делом я ни занималась (а за свою жизнь я попробовала себя в разных профессиях), мне всегда было ИНТЕРЕСНО! Иногда, когда радость новизны заканчивалась, или приходил новый этап моего бытия, я уходила из профессии навсегда.  Другие ипостаси моего трудового стажа оставили легкое чувство ностальгии, и желание вернуться. Работа у кульмана в их числе.

На безымянном пальце моей правой руки есть небольшое утолщение – след от карандаша, след моей проектной деятельности.

© Елена Асташкевич, imho-live.ru

Вам понравилось? Поделитесь с друзьями!

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

комментария 2 “ГИПРОНИНЕМЕТАЛЛОРУД”

  1. Прочитала — Одно из свойств моей натуры – умение находить интересное во всем. — Вот это главное! Милые мелочи, воспоминания… они есть у каждого, но не каждый их воспринимает, как часть своей жизни. Проходит мимо — не задерживаясь… Видеть интересное в мелочах не каждому доступно, а только оптимисту.

    • imho:

      Любопытный вывод по поводу оптимизма. Никогда об этом не думала…
      Но что есть, то есть: патологический оптимизм — это мое)))

Написать комментарий