Ойкумена детства, окончание

Старо-Петергофский пр., 23/Обводный 219.

Старо-Петергофский пр., 23/Обводный 219. Фотография с сайта citywalls

Дом, в котором началась моя жизнь, до сих пор стоит на углу Старо-Петергофского проспекта и Обводного канала. Не скажу какого года эта черно-белая фотография, но этот вид очень напоминает время моего детства. Промышленный район не блистал изысками, и наш, обычный доходный дом, выглядел достаточно презентабельно.

Старо-Петергофский пр., 23/Обводный канал, 219.

Мне очень нравился наш адрес: пр. Газа, дом 23, кв. 23. В этом повторе чисел  мнился некий потаенный смысл. Может быть оттуда моя любовь к циферкам? 

В нашу маленькую комнату мы уже заглядывали, теперь посмотрим, что же видела маленькая девочка на улице. http://imho-live.ru/moj-pervyj-dom/

Вы помните: в нашей комнате окон не было, в большой хозяйской к окну было не подойти, да и не принято у меня в семье было лезть куда не положено. Из окна соседей же можно было увидеть кусочек внешнего мира.

Ново-Калинкин мост

Именно через этот мост отправляла меня мама в магазин (он в кадре), воспитывая самостоятельность

Одно из кухонных окон было, видимо заставлено, второе было занято «холодильником».

Советские "холодильники" 50-х

Подобный холодильник был и у нас на кухне. И что интересно: его хватало на три семьи!

Тем не менее я очень хорошо помню двор сверху, вероятно я могла наблюдать его с лестницы.

Старо-Петергофский, 23. Двор

Двор дома 23 на Старо-Петергофском пр. Фотография с сайта citywalls

Во дворе моего детства не было деревьев, а на месте грязного сугроба стояли сараи с дровами и просто поленницы дров.

Печки были в каждой комнате, а на кухне стояла большая плита*, которая топилась дровами. Правда, пользовались ею только по большим праздникам, обычно же готовили на газовой плите.

*Подобную плиту можно увидеть в фильме Владимира Бортко «Собачье сердце»

Интересно, что была у нас и газовая колонка, которая могла бы нагревать воду для умывания и мытья посуды, но она была не востребована. Сейчас уже не скажу почему. Возможно обитатели нашей квартиры считали это непозволительной роскошью.

Старо-Петергофский пр., 23. Двор

Во двор вели двое ворот с Обводного канала и с проспекта Газа. Дорожки, огибая дровяники, приводили к парадным.

Наш подъезд был необычным: в него тоже можно было войти и с улицы, и со двора. В питерских доходных домах квартиры часто имели два входа с парадной и черной лестницы.

В нашу квартиру вела единственная, а лестничная площадка на первом этаже «распахивалась», как веер под прямым углом, а мы уже выбирали в какую сторону идти.

Старо-Петергофский пр., 23. Двор

Наша парадная — в углу. Справа от лестничной клетки на четвертом этаже — окна кухни.

Сейчас остался только один вход со двора, эпоха потребления заполнила первый этаж магазинами. И в 50-е на первом этаже тоже был единственный маленький магазинчик с непонятным названием «Галантерея».

Старо-Петергофский, 23/Обводный, 219

Старо-Петергофский, 23. На углу был вход в магазин «Галантерея»
Фотография с сайта citywalls

Там витали «взрослые» запахи духов и было много интересных безделушек.

Однажды мы с отцом заглянули туда, чтобы купить маме подарок ко Дню рождения. Помню очень яркий платок, который поразил мое воображение. Я предложила отцу купить его. Отец тяжело вздохнул  сказал:

«Маме все равно не понравится», — и грустно добавил: «Ничего!»

Значительно позже я поняла, что порадовать маму чем-либо было практически невозможно. Я пыталась поймать ее тайные желания, потом покупала казалось бы желаемую вещь, и все равно не попадала. Точнее очередной раз попадала впросак.

Мы жили на последнем, четвертом этаже, а выше был чердак, где жители парадной сушили белье. Иногда мама брала меня с собой. Поднявшись наверх, мы открывали скрипучую дверь (в каждой квартире был ключ) и ступали на дощатое покрытие.

На чердаке было сумрачно и всегда прохладно. А еще там был совершенно другой воздух и пахло постиранным бельем. И белье пропитывалось свежим воздухом: никакие кондиционеры не смогут придать белью такого запах свежести. (ИМХО)

Старо-Петергофский пр., 23. Двор.

В углу двора вход в — баню (голубой флигель)

В противоположном от нашей парадной углу двора была баня. В нашем доме (как и в соседних) не было ванных комнат, а по сему баня была популярной.

Старо-Петергофский пр., 23. Во дворе - баня

По субботам в очереди можно было просидеть пару-тройку часов. Эти вечерние бдения в очереди прекрасно помню: глухой гул голосов, приглушенный шум воды, стук банных шаек. В бане было тепло и влажно.

Из помывочных отделений выходили распаренные, разомлевшие люди, а мы с мамой читали книжки, ожидая своего часа.

Большое фойе украшало полотно художника Непринцева «Отдых после боя». Не репродукция, именно картина (копия) в красивой раме.

Отдых после боя

Юрий Непринцев «Отдых после боя»

Когда уже в школе на уроках литературы мы начали изучать поэму Твардовского «Василий Теркин», память услужлива включила «слайд» той самой картины. Возможно рассказы мамы в наших банных ожиданиях проложили этот мостик?

Под потолком висели люстры. Хрустальные? Не знаю, но выглядели они именно так. Правда, за нитками из прозрачных «бусин» прятались довольно тусклые лампы. Эти люстры сильно врезались в память.

Хрустальная люстра

Это современная хрустальная люстра — похожая висела в фойе бани моего детства.

Всю жизнь светильники, похожие на те, из детства, напоминают мне о бане.* Не важно, где они украшают интерьер в доме ли, театре или музее.

Александринка. Люстра в зрительном зале

Люстра в Александринском театре

* Мысленно я их до сих пор называю «банными люстрами».

 

Старо-Петергофский, 23. Баня во дворе.

Старо-Петергофский, 23. Баня во дворе. Фотография с сайта citywalls.

В какой-то момент баню закрыли, да и флигель, судя по фотографии, достроили. Но проходя недавно по заповедным местам детства, обнаружила, что все вернулось. Во дворе дома снова работают обновленные бани.

Гулять во дворе было негде, да и дворовых друзей я завести не сумела. Может быть во дворе и детей-то не было?

Ан, нет! На очень интересном сайте citywalls можно найти информацию практически о каждом доме Санкт-Петербурга и пригородов.

Там нашла фотографии двора в разных ракурсах, и комментарий от жительницы моего первого дома. Судя по всему мы сосуществовали в одном и том же дворе и в одно время. Так что дети были.

Старо-Петергофский, 23. Двор зимой.

Старо-Петергофский, 23. Двор зимой. Фотография с сайта citywalls.

Не помню, свисали ли тогда сосульки с крыши, но фотография (спасибо автору!) будто дышит прошлым.

Интересна устроена память: стирая полностью одни моменты, другие оставляет и будто подчеркивает значимость эпизода. Так и я: не вспомнив ни одного из дворовых ребятишек, запомнила дворника. Звали его «Вовка — татарин». Он был совсем не похож на людей этой профессии (это я поняла уже позже): с приятным лицом, аккуратно одетый, при костюме он выглядел очень интеллигентно.

Что мне хочет донести память этим образом?

Гуляла я одна. Отчего-то помнятся зимние прогулки. На фабрике «Веретено», которая граничила с нашим домом по набережной Обводного канала я каталась с горки. Почему на фабрике была детская горка объяснить не смогу. Возможно на территории фабрики были и жилые корпуса для работников. Как бы там ни было, возвращалась я домой счастливым снежным комом.

Другой зимней забавой были лыжи. Я отправлялась в «далекие походы» по набережной Обводного канала навстречу снегу и ветру с твердой решимостью покорителей Арктики.

Набережная Обводного канала у Ново-Калинкина моста

Набережная Обводного канала 2017 год

Набережная Обводного канала и сейчас выглядит очень странно: гранитная облицовка, чугунное ограждение водного потока и совсем неоформленная дорога вдоль канала — деревенская дорога, да и только!

В моем детстве и гранитной набережной еще не было. Так что идти на лыжах мне приходилось по настоящей целине.

Еще один забавный эпизод связан с моим первым домом. Входные двери в нашу квартиру была высокие, двустворчатые, двойные. Правда, вторые створки почти никогда не открывалась, зато между ними (расстояние было приличное, с полметра, пожалуй)- внутренней и наружной были устроены полки, которыми пользовались все обитатели квартиры, складируя там разный скарб.

Замок на двери был старый,  дверь открывалась только при помощи ключа —  длинного со сложной бородкой. Но как-то в один из не самых удачных дней с замком что-то случилось: дверь не открывалась! К счастью все обитатели квартиры были на месте, но ведь безвылазно в доме не просидишь! Взрослые, посовещавшись, утеплили маму и отправили «на задание». Через соседское окно она вылезла на улицу и…

Я ничего не понимала. Соседи объяснили, что мама спуститься вниз, а потом вернется, открыв дверь со стороны лестничной площадки. Так и произошло: мама открыла снаружи дверь, замок починили. Я спросила маму, как она смогла спуститься, на что получила ответ: «Спустилась по лестнице».

Интересно, что очень долго я была уверена, что с фасада здания есть самая настоящая наружная лестница, которой не пользуются только потому, что неудобно заходить в дом через окно.

Набережная Обводного канала, 219

Прошло время, я немного повзрослела, и как-то вспомнила этот случай. Внимательно осмотрев фасад, решила выяснить где же все-таки находится эта невидимая лестница?

Оказалось, что на счастье всех обитателей нашей квартиры в то время, когда заклинило замок, фасад нашего дома ремонтировали, и мама легко спустилась вниз по строительным лесам.

А вот картинку с лестницей, которую нарисовало мое воображение, помню до сих пор)))

На этом можно поставить точку в рассказе об ойкумене моего детства. Потом были другие адреса, но это уже другая история.

© Елена Асташкевич, imho-live.ru

Вам понравилось? Поделитесь с друзьями!

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий