Ойкумена детства, продолжение

Детский сад

 

Продолжу рассказ с другого края ойкумены моего детства, на сей раз с южного. И карта (см. ниже) моих передвижений будет соответствовать этой части детских маршрутов.

Мой детский садМой детский сад[6] находился далеко от дома: остановки три на трамвае. Когда не было дождя, мы с мамой часто возвращались пешком. По пути иногда заходили к ней на работу — завод с заковыристым названием «Красный автоген»[7].

С детства помню загадочные  слова ацетилен и карбид. Мама работала в отделе снабжения. Что я делала, пока мама доделывала срочные дела, когда была совсем крохой, не помню. А вот, когда научилась читать (к 6 годам я уже бегло читала) мне разрешалось постучать на пишущей машинке.

*Мои машинописные опыты продолжались и позже, когда мне случалось забежать к маме на службу. Интересно, что когда после института я начала работать, эти навыки пригодились. Достаточно быстро я научилась весьма прилично печатать двумя руками. Правда до сих пор так и не смогла задействовать все пальцы.

После того, как все дела были сделаны, мы шли дальше.

Молвинская колоннаМимо загадочной колонны*[8]

Парк Екатерингофвходили в сад 30-летия комсомола[9].

Парк ЕкатерингофМного позже я узнала, что это был знаменитый Екатерингоф, подаренный Петром I своей любимой Катеньке.

*Под колонной под (по рассказу мамы) некто похоронил любимую лошадь. Позже я узнала название этого памятника — «Молвинский столп». Эта уменьшенная копия Александрийской колонны работы Монферрана названа так в честь сахарозаводчика Молво. Установлена она была в 1824 году, но фольклор связывал ее с именем Петра  и Екатерины Первых. Легенд вокруг этого монумента множество, мама рассказывала только один из вариантов.

Парк ЕкатерингофНо тогда я этого не знала: в парке были пруды, на которых можно было покататься на лодке,  несколько аттракционов и

Памятник молодогвардейцампамятник молодогвардейцам.

Парк ЕкатерингофОбычный советский парк культуры и отдыха.

Парк ЕкатерингофВ этом парке мы с мамой садились на скамейку, и она скармливала мне грамм сто вкуснейшей докторской колбаски. Я очень плохо ела, и она прибегала к разнообразным уловкам, чтобы запихнуть в меня лишний кусок.

Нарвские воротаЧерез сад мы выходили на площадь Стачек к Нарвским воротам[10]. Здесь по обычаю того времени прочно обосновались голуби. Этих птиц мира подкармливали, а они в знак благодарности оставляли свои «автографы» на триумфальной арке. В какой-то момент бело-сизых голубиных пятен стало едва ли не больше, чем родного зеленого цвета ворот.

Классические Нарвские ворота прекрасно уживались с конструктивизмом и сталинским неоклассицизмом.

Проспект Стачек, дом 2В 1965 году на этой брандмауэрной стене появилось панно с эпизодами «революционной борьбы рабочих Нарвской заставы».

Дворец культуры им. ГорькогоДворец культуры имени Горького[11] пользовался популярностью: здесь был и кинозал, и театральный зал. В ДК работали разнообразные кружки для детей и взрослых, был хороший кружок хореографии, в котором и я недолго успела позаниматься, пока наша семья не переехала в Московский район. Но и тогда мы ездили во Дворец: сначала на елки, позже на гастрольные спектакли. Большой зал позволял многим посмотреть нашумевшие пьесы, увидеть любимых актеров. Сюда в юности моя мама ходила на танцы. Повзрослев и я как-то отметилась на танцполе, но видно подобное развлечение было не для меня. Хватило одного раза.

Кировский универмагНапротив ДК Горького — Кировский универмаг[12]. Помню заходили в детстве, но впечатлений никаких не осталось. Если честно, магазины не любила с детства, да и сейчас не жалую.

Кировский универмаг и Фабрика кухняВ боковом его корпусе, там, где сейчас «Макдональдс» была устроена «Фабрика кухня»: огромная столовая с большим отделом полуфабрикатов. Возможно, и это здание осталось бы для меня только картинкой из детства, но совсем недавно моя тетушка (Люся — о ней я писала в прошлый раз) рассказала историю, имеющую отношение к нашей семье.

Случилось это после войны. Бабушка Феня, о которой я тоже рассказывала, работала в этом общепитовском гиганте. Однажды Люся (тогда девочка лет восьми) зашла к нашей всесемейной бабушке. Пригревшись у батареи в ожидании окончания смены, девочка заснула. Проснулась она среди ночи от лая собак.

Оказалось, что баба Феня ушла домой, решив, что Люся ее не дождалась, Фабрику кухню закрыли. А ночью пришли охранники с собаками, проверяющие объект каждую ночь. Это была катастрофа! Страна жила по карточкам, а здесь при большом количестве съестного голодная девчонка.

Не знаю, как и сколько времени (скорее всего недолго) шло следствие, и что грозило тетушке, но однажды к бабе Фене на Фабрику кухню явился следователь. Баба Феня накормила его безвозмездно супом и…

«Чечевичная похлебка» сделала свое дело: Люсю оставили в покое, и позже даже отправили в Детское Село в санаторий.

Это все, что мне было рассказано. Не исключаю, что к тарелке супа был добавлен какой-нибудь другой ценности кусок.

Еще одна семейная история связана со зданием на этой площади.  Мне в то время едва исполнился год, и эту страничку семейной летописи я знаю по рассказам.

В ноябре 1955 года в Ленинграде открылась семь станций первой ветки ленинградского метро. Мой отец в то время ходил в плавание на ледоколе Ермак. Мы подолгу жили с мамой дома вдвоем, в положенное время отец приезжал в отпуск. Так было и в том далеком ноябре. Однажды отец отправился со мной на прогулку. Коляски тогда были роскошью, о прогулочных для детей постарше и слыхом никто не слыхал, а потому мы пешком дошли до площади Стачек.

Станция метро "Нарвская"У станции метро «Нарвская» [13]вероятно было немало людей, но проход был закрыт: первыми пассажирами были представители власти и другие достойные граждане, имевшие специальные приглашения. Отец, подхватив меня на руки решительно направился ко входу. Его остановили, но он уверенно выдал:

— Билеты у нашей мамы, она уже прошла вперед, а мы задержались.

Охранники прониклись сочувствием и разрешили нам пройти. Не могу сказать была ли эта авантюра запланированной, но факт остается фактом: впервые в метро я проехала в числе первых почетных гостей.

Нарвский пр., дом 7АПродолжаю путь к дому. Это небольшое здание я знала очень хорошо. Здесь была детская поликлиника[14], а болела я часто и подолгу.

На прогулке в сквереЕще один зеленый оазис[15] на Старо-Петергофском проспекте. В этом сквере всегда было прохладно и малолюдно. Иногда мы гуляли здесь.

Старо-Петергофский 27Совсем недавно узнала, что на этом месте до революции была усадьба с конюшней, в которой после войны устроили общественный туалет[16]. В настоящее время — гриль ресторан.

Ойкумена детстваЭта прогулка была длиннее в километрах, но короче в словах. И снова мы подошли к моему дому, А как же иначе? Ведь все, даже самые длинные дороги, ведут домой…

Окончание следует

© Елена Асташкевич, imho-live.ru

Вам понравилось? Поделитесь с друзьями!

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

комментариев 6 “Ойкумена детства, продолжение”

  1. Лена, потрясающие истории! Вот, теперь я понимаю, где рождалась твоя влюбленность в Петербург!

  2. Это точно, все дороги ведут непременно домой. Как это здорово было гулять вместе с мамой!
    Спасибо за воспоминания. Мне было интересно прочитать.
    Я тоже как-то начала писать воспоминания, но пока все еще не выкладываю нигде.

    • imho:

      Когда я плотно занялась историей Санкт-Петербурга, пришло понимание что такие бытовые воспоминания иногда рассказывают о времени больше, чем исторические опусы. Впрочем, лукавлю: ДОПОЛНЯЮТ. А еще добавляют… человечности что ли?

      • Это точно: воспоминания о мелочах жизни дают взгляд изнутри, дают почувствовать настроения времени.
        Старые фотографии люблю. И меня так папа держал на руках когда-то. Беленькая задиристая челка — у вас фирменная в семье)

Написать комментарий