Про конкурсные вечера и прочую самодеятельность

ЗанавесНаш человек необычайно талантлив (не устаю повторять), а в юности он еще готов отдавать свои возможности в мир!

Студентам всегда был интересен выход на подмостки. Расцвет сегодняшнего студенческого творчества, переходящего в профессиональное, явное тому доказательство.

У нас с этим было посложнее, однако, есть, что вспомнить!

Наши кураторы рассказывали, что в шестидесятые годы “Конкурсные вечера” ЛИСИ имели огромную популярность. Каждую субботу весь город съезжался в наш Вуз, чтобы получить порцию студенческого юмора. В то время конкурсный вечер в нашем Вузе – это  скетч на какую-нибудь тему, разыгрываемый студентами разных факультетов. Город веселился несколько лет, до 1968 года, когда ЛИСята показали Черных ангелов. Название, возможно, путаю, потому что сама знаю об этой истории только со слов участников тех событий. В описываемой премьере говорилось о событиях в Чехословакии

С тех пор самодеятельность ЛИСИ молчала четыре года.

Когда мы пришли в институт (1972 год), Конкурсные вечера стали устраивать снова, но уже не так часто и не с таким размахом. Каждый факультет раз в год делал праздничный концерт к какому-либо государственному празднику (по жребию).

Вот о них, об этих вечерах, и пойдет сегодня речь.

Обучение по моей специальности делилось на две части: первые два года проходили на общестроительном факультете, дальше уже мы учились на ПГС (промышленное и гражданское строительство). К первокурсникам всегда относились несколько снисходительно, а потому и  наш первый выход на подмостки приняли должным отеческим образом. Что мы делали в первой части, торжественной, уже и не помню, а во второй разыграли студенческий детектив со всеми атрибутами “ихнего” шпионажа и нашей доблестной разведки. Думаю, что все это действо было весьма скромным, однако, образовалась дружная труппа, нам было интересно и весело, да и зритель смеялся от души.

Здесь не могу ни вспомнить о нашем деканате. В те времена в каждой группе, каждого Вуза были штатные стукачи. Наш демократический институт в силу предписаний сверху имел их так же. Но наши “дятлы”, если и стучали потихоньку, то без всяких последствий. В других же институтах (может быть не во всех) стучали исправно и порой с необратимыми последствиями.

Так вот в числе наших благодарных зрителей был и наш декан. С его легкой руки мы организовали агитбригаду, с которой выезжали к студентам первокурсникам в колхоз, где уже отрывались по полной, без оглядки на цензуру. Чего мы только не вытворяли! Драма, оперетта, цирк, балет – любой жанр нам был по силам. На репетициях наши фанаты и проверяющие буквально падали со стульев от смеха. К сожалению, рассказать на бумаге об этом невозможно, это нужно показывать…

Однажды после выступления и достойного “послепинга” (от слова допинг) один наш актер начал икать. Продолжалось это всю ночь (ночевали мы у подшефных), все утро и все два с лишним часа, что мы ехали до города. Что мы только не пробовали делать! Ничего не помогало. Кто-то предложил отпоить бедолагу молоком. Остановили автобус возле первого магазина, велели ему руки убрать за спину, и выпить молоко из чужих рук прямо из бутылки. Только такие действия возымели результат. Наш “икун” затих. Потом уже шутили: “Видно сильно мы понравились нашим зрителям, вспоминали без устали наше  выступление.”

“10 дней, которые потрясли мир” композиция по книге Джона Рида

Переход на третий курс, а стало быть на другой факультет (смотри выше) ознаменовался не только новым статусом, но и появлением кураторов от деканата на предмет проведения конкурсных вечеров.

Конкурсный вечер, ЛИСИ, 70-е“10 дней, которые потрясли мир” композиция по книге Джона Рида

Сначала наше самолюбие было несколько задето, но кураторы оказались “своими ребятами”. Они написали сценарий, помогли с постановкой, и вечер у нас получился на славу.

На четвертом курсе, поверив в наши возможности, а может быть из-за отсутствия времени, наши кураторы доверили написание сценария нам. И это было фатальной ошибкой. В тот год Вечера решили не приурочивать к какому-либо празднику, просто запустили сквозную тему “В буднях великих строек”.

Мы принялись за сценарий с большим воодушевлением. В первую очередь решили, что логичнее будет начать с капустника и завершить все всеобщим “апофигеем”.

Итак, первой Великой стройкой мы сочли возможным назвать (не больше не меньше!) Сотворение мира. Где Создатель был главным строителем, а похмельные Ангелы — прорабами. Вторая – была в Древнем Египте, третья осуществлялась Великой Инквизицией…

Наш сценарий ушел к цензору с кафедры марксизма-ленинизма. Через пару дней нас поймал наш куратор и вполголоса передал разговор с Главным цензором:

— Кто это написал?!!!!!

— Это писали наши девочки…

 Это писали не девочки! Это писали люди ОТТУДА!

Наш куратор нас не сдал, иначе неизвестно чем бы это закончилось. Но от участия в конкурсном вечере нас отстранили. Это был позор! Самый большой факультет ВУЗа дисквалифицирован!

Пятый курс, скоро выходим на диплом. Нас вызывает декан и говорит: “пока не будет сценария, на занятия – не ногой!” Сценарий написали, вечер сделали, но когда я пришла на кафедру металлов, где собиралась защищаться, то получила твердый отказ: “Вот, где была, там и защищайся!” Надо отдать должное нашему декану – Владимиру Павловичу Рябинину, он вступился за меня, но..

Защищалась я на кафедре “деревяшек” (читай “деревянных конструкций”.  Искусство, как известно, требует жертв! Впрочем, о смене кафедры не жалею.

И еще чуть-чуть. После того, как нас отстранили от участия в конкурсном вечере, наши таланты оказались невостребованными. Нужно было срочно что-то делать. И мы сделали! Открыли студенческий театр-кафе. В то время – большая редкость!

В общежитии на Серпуховской у нас был замечательный театральный зал со сценой и небольшим уютным залом. Лепнина, занавес, все, как положено, вероятно, когда-то в этом доме был небольшой театр. Не знаю. Но он пришелся нам очень кстати.

На открытии кафе мне досталась роль ведущей. Напрокат взяли длинное концертное платье, чтобы все было, как положено. Оно меня очень выручило.

Надо сказать, что публики я не боюсь, на сцену всегда выходила легко, и хотя небольшой мандраж имел место, он был, скорее стимулом, чем помехой. В новой обстановке, настоящей театральной на авансцене, с закрытым за спиной занавесом  я вдруг почувствовала, что дрожу от кончиков пальце до пят. Колени просто ходили ходуном. Если бы не платье до полу, зрелище могло бы стать весьма пикантным. А так никто ничего не заметил.

У нас была подготовлена своя программа, но были и приглашенные. Одна актриса из БДТ и Гелий Сысоев. В каком театре он тогда играл я не знаю. Наши гости рассказывали нам актерские байки, почти что, как своим коллегам. Это было лестно.

Программа подходила к концу и вдруг мне сообщают, что у нас еще один гость, и указывают на него. Он стоит в кулисах в каком-то неимоверно ярком костюме, с очень ярким макияжем и манерно-грациозно машет мне рукой. Мне нужно его объявить, а кроме имени я ничего не знаю.

Сделав из его костюма свои выводы, я торжественно объявила: «Встречайте, Даниэль. Пантомима.»

Мим на поверку оказался “певцом”. И певцом действительно в кавычках, потому как его вокальные данные явно затерялись где-то по дороге. Но зато он переодевался на каждую песню, выделывал немыслимые “па”, и совсем не хотел уходить со сцены.

В то времена мы, конечно же, знали о существовании гомосексуализма, но с представителями сексуальных меньшинств знакомы были лишь по анекдотам. Они еще не вышли из тени, и, как правило, себя не афишировали. Можно было и загреметь.

Отвлекусь: В те времена слова гей не существовало, и в Питере был огромный научно-исследовательский институт  – очень большое здание с огромными буквами, названием данного учреждения: ВСЕГЕИ. Еще несколько лет назад эта аббревиатура все еще красовалась на фасаде этого института. Вот как бывает:  новое слово появилось, вся научная деятельность сменила окраску.

Возвращаюсь к нашему театру. После того, как мы заявили о себе, как-то сами собой организовались  гастроли в Вильнюс. Там студенческие кафе были не в диковинку, и в одном из них нас пригласили выступить. Это стало апофеозом моей студенческой театральной деятельности.

В нашем репертуаре был отрывок из пьесы Ивана Андреевича Крылова “Подщипа”. Подщипа – это русская царевна, которую пытается сосватать или завоевать немецкий поклонник. Но речь не об этом.

У себя в театре декорациями нам служили большие фанерные кубы, которые мы переставляли, как требовалось. Тем самым организовывали сценическое пространство, выстраивали необходимые декорации. Так в “Подщипе” несколько кубов поставленных ступеньками образовывали некий пьедестал, который служил то печкой, то троном.

Студенческий театр ЛИСИ, 1976В одной из сцен Подщипа взбегает по ступеням, и уперев “руки в боки”, говорит: “А я у матушки взросла лишь на ватрушках!” После чего, гордо вскинув голову, ждет аплодисментов.

В Вильнюс кубы мы не повезли. Пришлось делать шаткую конструкцию из столовских столов и стульев на жидких ножках. Задрапировали это сооружение одеялами, начали. В голове одна мысль: не попасть ногой между стульев. Успешно взбегаю на постамент, успешно ставлю руки в бока, успешно проговариваю реплику и гордо вскидываю голову!

Голова звонко ударяется в потолок (он оказался совсем невысоким). И я с чувством-толком-расстановкой (и громко!) резюмирую: “У зараза!”

Аплодисментов ждать не пришлось. Гром оваций, смешавшись с моим неудержимым смехом, сотрясал стены, а мой партнер, стоявший внизу, шипел: “Ну, хватит уже, хватит, зараза!”

Но этим все не закончилось. Пока мы переодевались, моя подруга, отыгравшая раньше, собрала и понесла костюмы в нашу комнату. Кафе, в котором мы выступали, располагалось в здании общежития, где и мы жили в те дни. Костюмы были театральные, соответствовали эпохе, и были не только тяжелыми, но и очень объемными. У Надежды в руках была огромная охапка тряпок. Не выпуская свою ношу из рук, она никак не могла открыть ключом дверь. После очередной неудачной попытки, Надя выругалась: “У, Зараза!”

Проходивший мимо литовский студент скромно спросил: “А вы что, все так ругаетесь?” 

Занавес!

TEXT.RU - 100.00%

© Елена Асташкевич, imho-live.ru

Вам понравилось? Поделитесь с друзьями!

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

комментариев 6 “Про конкурсные вечера и прочую самодеятельность”

  1. Я оканчивала ЛИАП и не помню, чтобы у нас был театр.Зато очень хорошо помню школьную и заводскую самодеятельность.

    • imho:

      Мы все актеры в жизни. Ну, а те, кому довелось выходить на сцену, получили хорошую школу. Даже, если эта сцена была только самодеятельной, и даже домашней)))
      С наступающим, Ирина!!!

  2. Тоже благодарна за воспоминания. Я тоже участница студенческого театра Ростовского-на-Дону университета. Славное было времечко.

  3. Ольга:

    Спасибо! Было что вспомнить!
    Бывший зритель

Написать комментарий