Про скелеты в шкафу, страх, откровенность и материнскую любовь

Серьезный разговорЗавидую белой завистью людям, которые знают историю своей семьи. Пусть даже не до десятого поколения. В моей семье о родословной не говорили. Более того, не говорили о семье вообще. А тетушек, дядюшек было в обеих фамилиях предостаточно.

Все сведения, которые я имею, собирались в течение всей жизни по разным обрывкам разговоров, небольшим прорвавшимся замечаниям, рассказам знакомых с кем-либо из представителей нашей семьи.

Размышляя над темой, я вдруг обнаружила, что в нашей семье столько «скелетов в шкафу», что Санта-Барбара отдыхает! Я не буду открывать все непростые подробности моей родословной, ибо они касаются не меня. Но эти тайны большого и, увы, не дружного семейного клана, были причиной постоянных недомолвок, а то и просто запретов.

Замалчивалось все, умалчивалось о многом. В основе — страх…

Страх я буквально впитала с молоком матери. Не зная страха «высшего порядка» (здесь я о репрессиях, стукачестве и прочих радостях тоталитарного режима), я находила свои поводы:

  • страх перед ошибкой
  • боязнь обидеть, причинить боль близкому человеку
  • страх перед старшими, перед воспитателями и учителями
  • страх перед наказанием
  • позже страх перед начальством
  • и страх перед разными «представителями» всех рангов и мастей

Это не было фобией, да и внешне это никак не выражалось, однако страх присутствовал во многих сферах жизни, в действиях и повороте событий (часто совсем не в ту сторону). И как следствие всех этих страхов — ложь, и опять же недомолвки, или полное молчание.

А родителям так хотелось откровенности! Особенно маме. Она выпытывала мои тайны с иезуитским старанием, а я замыкалась и не могла пошевелить языком, как в том самом эпизоде про Доброе утро.

Моя горячо любимая мамочка осталась без матери в три года. Мачехи, а их было две, не стали для нее родными, и всю жизнь она тосковала по маме. И всю жизнь хотела быть идеальной мамой: с одной стороны правильной и строгой, а с другой стороны мамой подружкой. Но, если первое у нее получилось замечательно, то с дружбой как-то не сложилось. Нет, у нас были очень добрые отношения, я ее бесконечно любила, и люблю до сих пор. Но вот полной открытости не было. Всегда существовала дистанция, или точнее иерархия: я — мама, я знаю лучше.

Однажды на очередном «допросе» мама пыталась узнать, почему я не приглашаю друзей-одноклассников. Противилась я очень долго. Но мама все повторяла и повторяла: «Я не обижусь. Я все пойму. Ты ДОЛЖНА рассказать мне» И я сдалась.

Надо сказать, что жили мы в то время не то, что не богато, а просто очень и очень скудно. Отец часто болел, родился брат. Мы еле-еле сводили концы с концами. Большие покупки для нас были заоблачными мечтами. Я прекрасно понимала, что в этом родители не виноваты, но приглашать своих друзей к нам в дом мне было стыдно. Так случилось, что все мои друзья-одноклассники были из другой социальной прослойки, и в их домах — по сегодняшним меркам совсем не «упакованным» — был другой быт, другие вещи, другая обстановка.

кровать из советского далекаВ нашем же доме даже мебель была из другого времени, а то и «с чужого плеча». Это сейчас я прекрасно понимаю, что, скорее всего, никому не было бы дела до кровати с никелированными шишечками, которая, как бельмо на глазу (моем глазу) занимала основное пространство в одной из комнат нашей небольшой хрущевки.

А тогда…

Кстати, я думаю, что боязнь показаться «не такой, как все», тоже пришло от мамы.

Возвращаюсь к тому эпизоду из отрочества. Я все же ответила маме честно, правда, перед этим объяснила, что я ВСЕ-ВСЕ понимаю, но… «Не могу приглашать друзей в наш дом, потому что мне неудобно». Мама обиделась и замкнулась, не сказав мне ни слова. И я раз и навсегда усвоила, что «правда-матка» никому не нужна. И хотя в моей жизни случались еще пару раз подобные проколы (поддавалась на уговоры), мой тогдашний, отроческий вывод только подтвердился: НИКОМУ и НИКОГДА!

Самое печальное, что мама пестовала это горькое чувство очень долго. Однажды, лет через 35, она вспомнила об этом эпизоде с нескрываемой обидой.
Эти уроки откровенности научили меня тактичности и еще…

Я никогда никому не лезу в душу. Если человек готов рассказать мне что-то, он сделает это сам. Нет, значит ему ТАК необходимо. Но некоторым людям требуется активное участие — с расспросами, ахами и охами. И моя отстраненность может им показаться равнодушием. Поняла это не сразу. Теперь же предупреждаю: «Если хочешь, расскажи, чем могу — помогу». Жаль только, что понимание это пришло поздно…

Как-то, когда я была уже совсем взрослой, мама призналась, что так и не научилась нежности. Не зная материнской ласки, она и сама была скуповатой на внешние проявления любви. Она меня очень любила, но «обнималки-целовалки» случались, как правило, только «по поводу». И я не лезла с нежностями. Так было у нас принято. Брат (он младше меня на 11 лет) сам ластился к маме, и она стала оттаивать. А когда появились внуки, она стала еще свободнее в проявлении своих чувств.

И что Вы думаете?

Во внешних проявлениях чувств я тоже весьма сдержанна. Когда у меня родилась дочь — долгожданная и трепетно любимая, к нам пришла моя двоюродная сестра и стала удивительно ласково ворковать-щебетать с моей девочкой. А я слушала ее, и чуть не плакала: я так НЕ МОГЛА! Я говорила ей самые нежные, самые ласковые, самые добрые слова, но только МЫСЛЕННО. Пришлось учиться. Я выдавливала из себя ласковые слова, фразы, училась «тетёшкаться», но получалось это так неуклюже и неумело, что замолкала до следующего «урока». А вот с сыном было проще. Болтала и агукала с ним легко и без всякого напряжения.

Мои дети выросли. Дочь продолжает женскую линию поведения: сдержанна, закрыта. И я чувствую, что и моя вина в этом есть. Мне кажется, что моей девочке нужно было давать больше ласки, и даже… «лезть в душу» (см. выше). И сейчас, когда я спрашиваю о чем-то, она или отшучивается, или отделывается простыми ответами. Бывает, что и дает понять, что мне это необязательно знать, потому как неинтересно. Когда у нас случается душевный разговор, у меня праздник!

А сын — рубаха парень, открытый всем и вся. Хотя к нему в душу я тоже не лезла.

Так что выводы из одного урока лучше однозначными не делать …

 

© Елена Асташкевич, imho-live.ru

Вам понравилось? Поделитесь с друзьями!

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

комментария 4 “Про скелеты в шкафу, страх, откровенность и материнскую любовь”

  1. Очень интересная статья! Заставляет задуматься) Не пожалела, что потратила время на чтение! Спасибо Вам)

  2. Спасибо вам за такую откровенную статью! И здорово, что опыт предков помогает в сегодняшних реалиях осознать, принять, сделать выводы, измениться…
    Тема скупости на чувства — как она мне знакома (бабушка, а потом и мама у меня такие). Но я как раз наоборот!! Со своим сыном долго «сюсюкала», и мы с ним душевные друзья. Не знаю, почему так решилось идти от обратного….

    • imho:

      Мы с сыном тоже друзья. Я с ним не «сюсюкала», но он сам смог научить меня проявлять чувства. Дети нас тоже воспитывают)))

Написать комментарий