Записные книжки, дневники, мемуары

ДневникПервый дневник я начала вести классе в восьмом. Скорее всего поводом послужила какая то книга из русской классики. Что же касается причины…

Полагаю здесь я не была оригинальной. Те, кто когда-либо вел дневник, наверное согласятся со мной: невозможность высказать мысли и чувства «вживую» толкает к перу и бумаге.

Однажды в Михайловском меня буквально пронзило: Пушкин был здесь действительно в ссылке! Человек светский, темпераментный, с пытливым умом и жаждой общения вынужден был жить в глухой деревне с единственным собеседником — старой, неграмотной няней.

С собой наедине…

Мы не всегда задумываемся над тем, как жили еще совсем недавно. Да, мы много знаем о том, как жили сто и двести лет назад, но можем ли мы представить, ощутить то время, ту жизнь?

Вот, например, информация, новости. Откуда они приходили в дома? Газеты, друзья, письма…

А в наше время? В нашей жизни наблюдается даже переизбыток информации. Телевидение, радио, Интернет сутками накачивают нас новостями, сенсациями, сплетнями. Осмыслить, переварить, некогда.

Искусство беседы утрачено. Нет, мы говорим, конечно, и спорим, и рассуждаем, и делимся новостями, и оцениваем ситуации, но все меньше и меньше, все реже и реже.  ИМХО.

Вы можете себе представить встречу друзей, знакомцев в веке пушкинском? Что их волновало?  О чем они говорили? Над чем смеялись? О многом, безусловно. Предметом беседы могли быть и философские споры и анекдоты, обсуждалась и литература и горячие сплетни.

А потом, вернувшись домой, многие брались за перо, чтобы поделиться новостями с друзьями, или открывали заветный дневник, чтобы осмыслив услышанное, додумать, доспорить, чтобы не забыть…

Технический прогресс привнес в нашу жизни множество полезных приспособлений, но пестуя нашу лень, он многое и отнял. Конечно, трудно себе представить, что в редкие встречи с друзьями (еще одна примета нашего времени: вечный цейтнот) мы будем говорить о потрясающем закате, который довелось наблюдать третьего дня))) Вряд ли мы будем декламировать новые стихи. И уж тем более заводить философские споры о Вечных истинах. Некогда, нелепо. Да и разучились…

У нас появилась возможность  больше путешествовать. Из своих вояжей мы привозим массу фотографий, которые и сами то не успеваем просмотреть. А много ли рассказов мы везем с собой из наших странствий? И сколько впечатлений остается в памяти?

Эпистолярный жанр угас с появлением телефонов. Даже открытки к праздникам мы не посылаем родным и близким, хотя сейчас для такого знака внимания и ручку придется взять в руки только, чтобы написать адрес. На красивых картинках есть пожелания по любому поводу и на любой вкус.

Может быть именно поэтому мы возвращаемся к дневникам? Может быть потому, так популярны стали блоги (в данном контексте — личные)? И не удивлюсь, если авторы таковых имели некогда такого доверительного собеседника и учителя — Дневник.

В моих литературных пристрастиях мемуарная литература никогда не находила достойного места. Возможно, мне не повезло с первым томом чьих-то воспоминаний, да и с книгами во времена оны было, мягко выражаясь, туговато. Но скорее всего мне просто не хватило мудрости понять значимость таких книг, их историческую ценность. Так уж случилось, что официальную историю переписывали не однажды, а вот личные воспоминания оказались более стойкими.

Оглядываясь на пройденный путь, каждый человек сквозь призму собственных чувств, через осмысление личных взлетов и падений,  сможет увидеть не только свои беды и радости, но Историю.

У моего «перестроечного» сына (он родился в 1992 году) загораются глаза, когда я вспоминаю советское время. Для меня Страна Советов — воспоминания, для него история.

Вот ведь, ушла-таки из темы! А хотела о дневниках поговорить. О тех дневниках, которые я веду на протяжении всей жизни. Бывало, что забрасывала их в дальний угол, и надолго, заводила записные книжки, в которых все равно появлялись личные записи. Но все равно возвращалась.

Они были разными: в них иногда оставалась недосказанность; в них часто появлялись чужие мысли, поразившие своей мудростью, или  стихи, очень близкие по настроению в тот момент (некоторые оставались со мной на всю жизнь, другие уходили из сердца и памяти); и еще в дневниках всегда ощущалось присутствие моего личного врага — Цейтнота.

Свой самый первый дневник я, увы, потеряла. Это «увы» было столь печальным, что я помню и красную обложку небольшого блокнота, и телефонную будку, где оставила его, и даже некоторые записи. Помню, что там были стихи Асадова и «нескромная сказочка»* Александра Пушкина.

 *»эта нескромная сказочка была написана А.С. Пушкиным в 1822 году» — из полного собрания сочинений 1939 года

Из Асадова вспомню только стихотворение «Сатана», да и то не полностью, а вот про сказку «Про царя Никиту и его сорок дочерей» отдельный рассказ.

Этот немаленький пушкинский стих я специально не учила. Мой одноклассник принес в школу томик Пушкина (это было издание времен «хрущевской оттепели») и дал мне почитать.

Пикантность, слог, юмор привел меня в восторг. Я приставала ко всем и читала, читала, читала каждому, кто готов был меня выслушать. Потом на один день выпросила книгу, где сказку переписала в мой дневник моя старшая подруга, которая тогда жила в нашей семье.

С тех пор ни в одном из собраний, сборников эту сказку я не встречала в опубликованном виде. Сейчас найти ее труда не составит (Интернет все же великая вещь!), но я ее и так помню до сих пор…

Вот и не знаю про что я тут писала-размышляла? О плюсах и минусах прогресса? О мемуарах, дневниках? Или просто шла за невидимой нитью, перескакивая от одной мысли к другой?

Но ведь именно так и происходит, когда углубляешься в тот самый личный дневник, о котором я собственно и хотела поговорить)))

© Елена Асташкевич, imho-live.ru

Вам понравилось? Поделитесь с друзьями!

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий